Ответ нашему, так сказать, патриарху

Тут случилась нежданная радость. Сам патриарх казахстанской оппозиции, наш великий Акежан Макжанович Кажегельдин удостоил вниманием мою скромную персону.



В интервью радио „Азаттык“ выдающийся политический деятель, так сказать, Герцен казахского народа назвал меня „неприятным человеком“ (сравнив с Борманом и Гиммлером, что мне кажется все-таки некоторым стилистическим перебором), а также охарактеризовал книгу „Крестный тесть“ как смесь правды, полуправды и лжи. Патриарх при этом добавил, что книга должна быть представлена в Национальной библиотеке Казахстана.



Поскольку воспитание заставляет меня как-то отреагировать на добро, хочу сказать дорогому Акежану Макжановичу несколько слов.



Во-первых, должен отметить, что я высоко ценю те усилия, которые Акежан Кажегельдин прилагает для того, чтобы ощущать себя лидером казахстанской оппизиции. Будучи подданным Ее Величества Королевы, это тем более непросто. Я думаю, таких же усилий стоило и Александру Керенскому ощущать себя игроком российской политической сцены, живя в шестидесятых годах в Нью-Йорке.



Что касается „неприятного человека“… Насколько я понимаю, первые признаки неприязни ко мне Акежан Макжанович почувствовал довольно давно, в те времена, когда оба мы еще были в Казахстане. Правительство Кажегельдина проводило тогда приватизацию, логика которой казалась мне достаточно сомнительной: вместо равных условий для всех это была бесплатная раздача для своих. Я возражал против такой приватизации, и, конечно, это было главе правительства неприятно.



Когда же налоговая полиция арестовала делового партнера Акежана Магжановича швейцарского бизнесмена Гевина де Салиса, неприязнь ко мне достигла пика. В свое оправдание могу сказать только одно: экономические эксперименты правительства Кажегельдина могли быть доведены до конца только при условии, что народ не выйдет на улицы. А в условиях, когда в бюджете денег было всего на несколько недель, спасти положение могла только жесткая налоговая политика. Я думаю, теперь, когда эмоции улеглись, Акежан Магжанович в глубине души признает мою тогдашнюю правоту: если бы его друг де Салис так откровенно не заплатил налоги в родной теперь для экс-премьера Великобритании, он бы сидел там не три дня, а лет этак пятнадцать.



И, конечно, я никак не могу не поблагодарить Акежана Магжановича за золотые слова о том, что все, что в книге написано о президенте – правда, а все, что обо мне – то ложь. Потому что книгу „Крестный тесть“ я написал о президенте, о себе еще успею. Соответственно, вся книга – правда. Это признает даже наш казахский Герцен, патриарх казахстанской оппозиции Акежан Кажегельдин.



P. S. Я буду крайне признателен Акежану Кажегельдину, если он подкрепит свое утверждение о том, что нам с Даригой принадлежали 40% акций Мангистаумунайгаза, хоть какими-то документами. Я бы тогда немедленно начал судебый процесс. Даже если не 40%, то хотя бы одну акцию. Все, что я смогу выиграть на этом процессе, обещаю по-товарищески разделить с Акежаном Магжановичем.



Сайт Рахата Алиева