Про "синдром Жанаозена" и мину под властью

"duvanov"Оглядываясь на трагические события четырехлетней давности в Жанаозене, понимаешь, что они серьезно изменили отношение людей к власти. Впервые власть применила оружие против собственных граждан. И не важно, кем были эти граждане — воинствующими хулиганами или мирными забастовщиками, важен сам принцип — власть подняла руку на собственный народ.


Понятно, что власть имеет право предотвращать беспорядки, применяя силу, однако грош цена порядку, который предполагает стрельбу по БЕЗОРУЖНЫМ и РАЗБЕГАЮЩИМСЯ людям. Я не знаю ни одной страны в мире, где народ станет голосовать за такой порядок. Возьму на себя смелость заявить, что это мнение сегодня разделяется очень многими в казахстанском обществе.


Что это было? На мой взгляд, расстрел публичного протеста нефтяников Жанаозена — это неадекватная реакция казахстанских властей, превысивших свои полномочия в поддержании порядка. Чтобы уйти от бесплодной дискуссии, я предлагаю самый устраивающей власти вариант оценки событий — что забастовщики действительно нарушили общественный порядок и их действия несли определенную угрозу окружающим. Допустим, что так и было на самом деле. Хотя на взгляд очень многих, это далеко не так.


Однако даже такое допущение принципиально ничего не меняет. Применение огнестрельного оружия против безоружных хулиганов, помешавшим кому-то устроить праздничное шоу, не может быть оправдано. Есть масса способов наведения порядка без применения стрелкового оружия. Это вам скажет любой мало-мальски юридически грамотный человек. Где вы видели, чтобы полиция расстреливала мирных людей, требующих повышения зарплаты. Отсюда мы должны признать, что это был расстрел невооруженных людей, выражающих свой мирный протест, пусть и с элементами хулиганства.


Кто виноват? Аналитики не желающие ссориться ни с властями, ни с нефтяниками, ни с оппозицией, отвечая на этот вопрос, занимают, как правило, компромиссную позицию. Мол, виноваты все понемногу, а в итоге все обернулось трагедией. Удобная позиция. На мой взгляд, вины нефтяников здесь нет вообще — они «качали» свои права вполне в рамках закона. Виноваты власти, которые в трудовом споре между рабочими и предпринимателями встали на сторону последних, чем накалили обстановку.


Именно власти должны были организовать переговорный процесс и соответствующие объективные проверки по выдвинутым рабочими нарушениям. Именно власти несут и политическую ответственность за убийства мирного населения в ходе рассматриваемого конфликта. Сложно предположить, что применение оружия не было санкционировано Акордой, а это скорее всего означает, что приказ на применение оружия был согласован на самом верху властной пирамиды.


Что касается оппозиции, то ее участие в этом конфликте минимальное. Оппозиция появилась в Жанаозене, когда трудовой конфликт был в самом разгаре, поэтому приписывать им разжигание чего-то нет никаких оснований. Да, была помощь и во многом она укрепила дух рабочих, почувствовавших поддержку со стороны. Но где те законы, в которых написано, что в Казахстане запрещено помогать бастующим рабочим?


Другое дело, что власти использовали эту помощь оппозиции забастовщикам как повод для закрытия самой радикальной оппозиционной партии «Алга». По сути на оппозицию повесили и забастовку, и беспорядки, и даже расстрелянных. Процесс был полностью инспирирован спецслужбами, а обвинения следствия высосаны, что называется, из пальца. Суд во всей полноте это продемонстрировал и не оставил никаких сомнений о политическом характере обвинения оппозиции и ее лидера Владимира Козлова.


Сегодня мы наблюдаем парадоксальную ситуацию, когда те, кто стрелял в людей, уже на свободе, а лидер оппозиции, чья вина состояла в поддержке бастующих, продолжает отбывать наказание за «разжигание социальной розни». Это ли не показатель этой самой социальной розни между теми, кто во власти, и теми, кто ей оппонирует. Так кто ее разжигает, удерживая невиновного человека за решеткой?


Полагаю, Жанаозен стал переломным моментом для казахстанского общественного сознания. Если до этого у людей были сомнения насчет того, сможет ли эта власть отдать приказ стрелять в мирных людей, то теперь все сомнения улетучились — сможет! А это уже знаменует качественно новый этап в развитии казахстанского авторитаризма, способного ради собственного самосохранения пойти на самые серьезные репрессии в отношении несогласных.


Это, кстати, наглядно проявляется в так называемом «синдроме Жанаозена» — опасениях и страхе, которые появились в людях. После указанных событий казахстанцы стали бояться выходить на митинги, пикеты и прочие публичные акции. Желающих поддерживать оппозицию и выражать свое несогласие с действиями властей стало значительно меньше. В этом плане Жанаозен сыграл негативную роль в части становления и развития активности казахстанского гражданского общества.


В любом случае трагедия Жанаозена — это серьезная мина замедленного действия под тех, кто сегодня во власти. И она уже тикает. Время пошло. Нужно понимать, что в любой момент это может бабахнуть, то есть стать поводом для предъявления обвинений к тем, кто несет ответственность за расправу над мирными людьми.


ИА "Республика", 15.12.2015