Дивидендные «войны» «Россетей»

Павел Ливинский продолжает влиять на политику энергохолдинга после ухода в правительство?

Руководство энергохолдинга «Россети» намерено отказаться от выплаты дивидендов по итогам 2020 года. Учитывая, что порядка 88% акций предприятия принадлежит Росимуществу, в складывающейся ситуации потери понесет федеральный бюджет. В «Россетях» принятое решение объясняют ростом долговой нагрузки дочерней Федеральной сетевой компании (ФСК), связанным с финансированием проекта электрификации Восточного полигона РЖД. Между тем, в самой ФСК заявляют о готовности выплатить дивиденды как минимум в размере 20 млрд рублей. Полный контроль над компанией «Россети» получили благодаря бывшему гендиректору Павлу Ливинскому, сумевшему добиться ликвидации управленческой автономии ФСК. Сегодня действующий глава энергохолдинга Андрей Рюмин продолжает политику предшественника: с его подачи «Россети» покидают топ-менеджеры, близкие к экс-руководителю ФСК Андрею Мурову, входящему в Правление холдинга и занимающему пост первого заместителя Рюмина. Между тем, сам гендиректор «Россетей» находится в довольно сложной ситуации: предприятие переживает кризис, связанный с невозможностью оплачивать покупку электроэнергии его дочерними структурами в южных регионах. И пока противостояние чиновников продолжает набирать обороты, в проигрыше остаются не только потребители, но и государство.

В «Россетях» назревает инцидент...

Отказ топ-менеджмента ПАО «Россети» от дивидендных выплат акционерам по итогам 2020 года обернулся скандалом. Как сообщает «Коммерсант», в руководстве энергохолдинга это решение объясняют существенным ростом долговой нагрузки дочерней Федеральной сетевой компании (ФСК ЕЭС) в связи с финансированием работ по электрификации Восточного полигона ОАО РЖД.

Вместе с тем отмечается, что данная позиция не является окончательной, так как не согласована с Минфином и Росимуществом, еще не направившим свою директиву представителям государства в Совете директоров «Россетей». По информации источников «Коммерсанта», в Росимуществе настаивают хотя бы на минимальных выплатах; в Минфине озвучивают более конкретную сумму: дивиденды должны составить не менее 10 млрд рублей, хотя первоначально ставился вопрос о половине от чистой прибыли по МСФО, составившей в прошлом году 61,2 млрд рублей.

Предполагается, что сэкономленные таким образом средства будут направлены на развитие масштабных проектов ФСК, считающейся одной из наиболее прибыльных дочерних структур холдинга. В первую очередь речь идет об уже упомянутом развитии электросетей для расширения Восточного полигона, где общая стоимость работ оценивается в 185 млрд рублей, из них 122 миллиарда составят заемные средства. Показательно, что в самой ФСК, как будто в пику головному предприятию, готовы выплатить акционерам порядка 20 млрд рублей.

Заметим, что в прошлом году подобной конфликтной ситуации не возникало: Совет директоров «Россетей» рекомендовал произвести по итогам 2019 года рекордные выплаты, общая сумма которых составила 23 миллиарда. Как сообщали «Ведомости», тогда дивиденды почти в четыре раза превышали выплаченные за всю историю компании. И это не преминул подчеркнуть в беседе с журналистами бывший в то время гендиректором энергохолдинга Павел Ливинский.

Как Муров «проиграл» Ливинскому ФСК

Напомним, что в минувшей январе Ливинский возглавил Департамент энергетики в федеральном правительстве. В свое время именно он сумел добиться окончательного слияния с «Россетями» «ФСК ЕЭС»: несмотря на то, что компания входила в структуру холдинга, она долгое время сохраняла определенную автономию и управлялась специальными правительственными директивами. Это позволяло ФСК напрямую продавать электроэнергию по ценам в два с лишним раза дешевле таким крупным промышленным потребителям, как «Роснефть»«Лукойл»«Русал»«Газпром»РЖД и др.

Такое положение вещей вызывало недовольство в руководстве «материнской» структуры, где разницу в цене объясняли перекрестным субсидированием в пользу населения, требуя от ФСК увеличить тарифы, чтобы крупные компании пользовались услугами региональных сетей и не уклонялись от социальных обязательств.

Управленческую независимость ФСК отстаивал ее бывший глава Андрей Муров, сегодня занимающий пост первого заместителя гендиректора ПАО «Россети». Еще в августе 2018 года, в ходе встречи с бывшим в то время премьером Дмитрием Медведевым, он просил главу кабмина не допустить исключения компании из списка предприятий, напрямую подчиняющихся правительству. Категорически против объединения выступали также ФАС и Минэкономразвития.

Тем не менее, Ливинский смог взять верх в затянувшемся противостоянии и в мае 2020 года на годовом собрании акционеры ФСК утвердили решение Совета директоров об упразднении собственного правления и передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации – «Россетям». Незадолго до этого спикер Госдумы Вячеслав Володин открыто поддержал планы руководства энергохолдинга взять под контроль 1600 территориальных сетевых организаций, которые продают электроэнергию конечным потребителям.

Поддержку холдингу оказывал также глава Минэнерго (сегодня вице-премьер правительства) Александр Новак. Свою роль в поглощении сыграл и мэр Москвы Сергей Собянин, чьим протеже считается Ливинский: он долгое время работал в структурах столичной мэрии, где руководил департаментами топливно-энергетического хозяйства и ЖКХ, а в феврале 2018 года возглавил «Россети» именно по рекомендации Собянина.

Шаткое положение Рюмина

Складывается интересная ситуация: в «ФСК ЕЭС» готовы выплатить акционерам 20 млрд рублей, но вследствие позиции руководства «Россетей», контролирующее холдинг Росимущество (а значит и государство) лишается причитающихся ему миллиардов. Получается, что в прошлом году Ливинский, помимо всего прочего, сумел установить контроль над финансовыми потоками компании. Сегодня политику предшественника продолжает действующий гендиректор холдинга Андрей Рюмин, занявший свой пост в минувшем феврале.

В последнее время Рюмин всерьез озаботился усилением собственных позиций: по информации «Коммерсанта», в ближайшее время «Россети» готовятся покинуть сразу два заместителя гендиректора – Лариса Романовская и Александр Зарагацкий. Первую называют человеком, близким к Павлу Ливинскому; второй является давним членом команды Андрея Мурова и выходцем из ФСК.

Сложно сказать, насколько Рюмин согласовывает свои действия с Ливинским: он вполне может разыгрывать собственный сценарий. Тем не менее, при нем ослабление позиций Мурова явно продолжается. Напомним, что накануне слияния СМИ сообщили о вхождении в Правление «Россетей» группы топ-менеджеров «ФСК ЕЭС»: назывались имена Александра ЗарагацкогоАлексея МольскогоМарии Тихоновой и Виктора Палагина.

Однако на сегодняшний день из всех вышеперечисленных (учитывая информацию о предстоящем увольнении Зарагацкого) в Правлении холдинга остался только Алексей Мольский, занимающий пост заместителя гендиректора по инвестициям, капитальному строительству и реализации услуг. Получается, что команда выходцев из ФСК существенно сократилась, а влияние Мурова в руководстве снизилось до минимума.

Не исключено, что происходящая «зачистка» связана с пониманием Рюминым своего собственного крайне непростого положения. Так, в минувшем апреле стало известно, что «Россети» больше не в состоянии обеспечивать схему реструктуризации долгов подконтрольных ей энергосбытовых предприятий в субъектах СКФО перед генерирующими компаниями. Проще говоря, у холдинга банально нет денег на оплату электроэнергии, закупаемой его «южными» «дочками» – «Калмыкэнергосбыт»«Каббалкэнерго»«Карачаево-Черкесскэнерго»«Севкавказэнерго»«Ингушэнерго»«Дагэнергосбыт»«Нурэнерго» и «Чеченэнерго».

Как отмечает «Коммерсант», для исполнения долговых обязательств в апреле-декабре текущего года «Россетям» необходимо 7,4 млрд рублей. В то же время ежегодный объем неплатежей северокавказских энергосбытовых компаний на оптовом рынке составляет порядка 7-8 миллиардов. На этом фоне ушел в отставку генеральный директор ПАО «Россети Северный Кавказ» Виталий Иванов, которого сменил Роман Левченко, менее чем за месяц до этого назначенный заместителем гендиректора по взаимодействию с субъектами рынка электроэнергетики.

Ливинский: чиновник из «состоятельной семьи»

Что и говорить, сегодня забот у Андрея Рюмина предостаточно и его желание «придержать» дивиденды акционеров становится вполне объяснимым. К тому же ему явно приходится считаться с Игорем Ливинским, чьи позиции заметно усилились после того, как он возглавил правительственный Департамент энергетики. Положение же его давнего оппонента Андрея Мурова, как было замечено, существенно пошатнулось.

Между тем, оба принадлежат к довольно влиятельным семействам. Известно, что отец Павла Ливинского Анатолий Ливинский в конце 90-х занимал должность замглавы департамента Министерства топлива и энергетики РФ, затем был топ-менеджером РАО ЕЭС. Соответственно, успешная карьера сына в энергетической отрасли складывалась не без отцовского участия.

Не исключено, что именно семейные связи помогали Ливинскому-младшему выходить без всякого ущерба для себя из самых скандальных ситуаций. Как отмечают авторы журнала «Компания», еще в бытность заместителем гендиректора Московской объединенной электросетевой компании, он отвечал за одно из наиболее коррумпированных направлений – техническое присоединение абонентов к сетям московской агломерации. В итоге его деятельность привлекла внимание ФАС и силовиков, но на дальнейшей работе это никоим образом не сказалось.

В 2016 году Ливинский стал самым богатым сотрудником московской мэрии, официально задекларировав доход в размере 208,3 млн рублей. То, что чиновник привык жить с размахом и отрываться «на полную катушку», подтвердилось в марте 2018 года, когда, будучи руководителем «Россетей» он организовал корпоратив, на который было потрачено 27 млн рублей. И это при том, что к тому моменту убытки холдинга составляли порядка 13 миллиардов!

Позже бывший топ-менеджер заявлял: банкет он оплачивал из собственного кармана, как того требовала корпоративная этика. «Мало того, ни для кого не секрет, что я из очень состоятельной семьи, поэтому тут не может быть никаких вопросов», – констатировал Ливинский.

Сын директора ФСО теряет влияние

Не менее примечательна биография Андрея Мурова, чей отец Евгений Муров, бывший сотрудник КГБ и ФСБ, в 2000-2016 гг. руководил Федеральной службой охраны (ФСО) и имел прямой доступ к главе государства. Семейные связи и поддержка влиятельного родителя помогали Мурову-младшему сначала в организации строительного бизнеса и получении госконтрактов от бюджетных учреждений Санкт-Петербурга, а затем в получении должности директора международного аэропорта Пулково.

Правда, в результате проверки аэропорта аудиторами Счетной палаты в конце 2011 года, вскрылся целый ряд грубых финансовых нарушений. Но Муров сумел-таки избежать ответственности и вскоре после скандала, в январе 2012-го, занял пост заместителя гендиректора ОАО «Межрегиональные распределительные сетевые компании» (Холдинг «МРСК»). Через полгода он стал первым зампредом Правления «ФСК ЕЭС», а уже в ноябре 2013 года возглавил и саму компанию.

Серьезный удар по престижу семьи нанесло увольнение Мурова-старшего из ФСО, произошедшее в мае 2016 года и связанное с нашумевшим расследованием масштабных хищений в Минкульте. После этого в собственность супруги ушедшего в отставку генерала неожиданно перешли миллиардные активы одного из фигурантов уголовного дела бизнесмена Дмитрия Михальченко.

Не исключено, что семейные неурядицы стали одной из причин проигрыша Мурова в противостоянии с Ливинским и фактической потери контроля над ФСК ЕЭС. Теперь же в случае продолжения конфронтации с Рюминым ему грозит полная утрата влияния в энергохолдинге. Но пока чиновники продолжают свои аппаратные войны, государство – как главный акционер «Россетей» – остается без причитающихся ему многомиллиардных дивидендных выплат.